перейти на главную ИАЦ ЗКУ
Форум ИАЦ ЗКУ :: Родовые поместья Украины
Всеукраинский форум читателей книг В. Мегре, объединённых идеей о родовом поместье
Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.
Газета "Завтра": В НАПРАВЛЕНИИ ПЕНИЯ (07.03.2007)
Святослав Стеценко
администратор
администратор

Зарегистрирован: 20.04.2006
Сообщения: 1624
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
Газета "Завтра" №10 (694) от 07 марта 2007 г.

В НАПРАВЛЕНИИ ПЕНИЯ

И вдали от телекамер, от статей бюджета и национальных проектов кипит жизнь: в снежных просторах ярославских, смоленских, новосибирских полей, в экологических поселениях последователей Анастасии — животворного образа писателя Мегрэ. Триста поселений по всей России. Стучат топоры, вопят бензопилы, кладутся венец на венец свежие бревна срубов будущих родовых поместий. На морозе звук короткий, не распоешься, хотя и просит душа. В зале подмосковного ДК "Восточный" молодежь анастасийского толка, изо всех уголков страны слетевшись из своих поместий на эту сцену, поет часа четыре подряд. Посиделки с размахом, с микрофонными усилителями. Хотя гитары принципиально — акустические. Поют песни собственного сочинения, "в бардовском варианте". Хотя иные гармонии просят оркестровки. Но всяческими украшательствами здесь пренебрегают — по молодости, горячности, в пику попсе. Еще здесь поют хором. И водят хороводы вокруг "посадочных мест".

У всех этих молодых и не очень людей — поместья на русской земле, по гектару минимум. Новые землевладельцы. Попоют здесь в ДК, разъедутся в леса и долы, на хозяйство. А кто легче на ногу — в "караван". Это, как гастроли, только безо всякой коммерческой основы, на голом энтузиазме. Когда после концерта — шапка по кругу. Сюда, в "Восточный", и возвращаются после "караванов". Делятся впечатлениями.

Лирическая сила обычной бардовской песни у этих ребят подкреплена созидательной идеей. Исток их музыки и лирики один — предположим, Визбор. Но если даже сам Визбор в конце пути внес в свои песни коммерческий элемент, то его "продолжатели" на грушинском фестивале теперь устраивают вообще пивную тусовку. Барды родовых поместий держатся в своих песнях высокого жизненного содержания. Никакой чернухи, никаких щенячьих страстей. Жизнь и любовь — в самом высоком понимании. Это их ниша. Потому что под ногами каждого молодого исполнителя в буквальном смысле родная земля, гектар собственного поместья.

В тот вечер в ДК "Восточный" все были талантливы по-своему И коробейники с рукоделием. И народные педагоги со своим взглядом на школу. И начинающие менеджеры, организаторы общенародного дела родовых поместий. Среди молодежи, устремившейся на землю, конечно же, обнаружился и тот, кто умело организует подобные вечера. Этот молодой человек рассказал, как он договорился с залом Московского университета для концерта "певцов родовых поместий". Как отлаживает маршрут "от Полтавы до Одессы".

С его слов я понял, что прижившееся в России пространство такого вот позитивного творчества решено распространять на все славянские страны. Причем каких-то особых усилий для этого не требуется. Есть сайт в Интернете. Туда "заходят" все желающие и, заразившись идеей, сами организуют и концерты, и покупку родовых поместий. Как грибы, растут центры позитивного творчества. Впереди — фирменный фестиваль "Пробуждение". Начнется он первого апреля, продлится месяц. Будут задействованы многие клубы и Дома культуры Москвы. Объедут ближайшее Подмосковье. Мечтают в конце концов провести заключительный концерт в Кремлевском дворце съездов с поддержкой новой правительственной программы наподобие "Алло, мы ищем таланты!" После чего этим парням и девушкам будет открыт путь на центральные каналы телевидения, руководство которых пока что предубежденно смотрит на их "позитив".

На сцене появляется энергичный молодой человек, который "только что с поезда". Приехал из очередного "каравана". Рассказывает, что впереди у подвижников позитивного образа жизни — экспедиция на теплоходе по Оби. Так сказать, торгово-культурный караван. Сибирская земля — она чистая и светлая, говорилось со сцены. А Ханты-Мансийск — светоч, образец города будущего. Ни одного рекламного щита. А только панно с изображением счастливой семьи, уголков природы края, городской архитектуры. И удивительной красоты университет, сами интерьеры которого зовут к учебе. После емкого рассказа о сибирской поездке звучит песня. Сначала "общая", та, которую знает весь зал и подпевает. Слова такие: "Спешите делать добрые дела. Ведь этот день не повторится. Открытой чтобы дверь была, когда любовь в сердца стучится"…

Землепроходца сменяет на сцене новичок движения. Совсем молодой парнишка. Ждешь от него вполне объяснимого наива, а он с деловым предложением к собравшимся. У него грузовичок. Он может оказать помощь в перевозке тяжестей.

Он хотел бы минут двадцать поговорить, чтобы в подробностях изложить свой бизнес-план. Но ему дают только две минуты. Желающих выйти на эту сцену слишком много.

Является публике дюймовочка в рубище странницы. С гитарой в руках. Если кто-то из поездки, то она сегодня вечером, буквально через два часа — в поезд. И караваном — по России вместе с такими же, как она, позитивистами, анастасийцами. Поет колыбельную: "Спи, сыночек маленький, мой цветочек аленький…". Далее нечто лирико-философское и программное. "Когда звучит молитва, я смотрю в небеса с вдохновением, в направлении пения…"

Судя по высказываниям, стихам впоследствии я сделал вывод, что здесь признают единобожие, но не верят в конец света. Верят в конец тьмы. Так сказал Алесь — молодой человек с длинными пшеничными волосами. Недаром, подумалось, в его имени есть отзвуки от Леля. В своих песнях он оказался — обаятельный артист, в комментариях, репризах — состоявшаяся серьезная личность из новой волны молодых.

В конце посиделок, когда всё завершилось общим хороводом, мне удалось немного поговорить с ним.

— Я приехал из Краснодарского края. Так сложилось, что уже четыре года мы небольшим семейным составом — жена, собака и я — путешествуем по России, по родовым поместьям, которые создаются тут и там. Ездим, поем песни. Такие случаи бывают, будто иллюстрации к мысли о том, что слово, песня — вещь материальная. Она способна многое в человеке изменить. Вот прошлым летом на пути из Краснодара в Саратов мы решили добираться автостопом. Останавливается крутая "мицубиси". Спрашивают, куда надо. Отвечаем. Хорошо, говорят, мы готовы подвезти, только не знаем, как вы к бандитам относитесь. Говорю, мол, везде есть хорошие люди. А самый главный у них — самый пьяный. Приказывает мне налить водки. Требует выпить. А я не пью. Отказываюсь. У них это считается оскорблением. Начинается, как они говорят, прессуха. Стращают. Гитару обещают сломать. А я говорю, давайте я вам лучше спою. Садимся на обочине. Пою им песню, которую буквально за два дня до этого написал. "Глаза в глаза" называется. Спел песню — тишина. "Братан, ты мне душу согрел! На тебе денег. Есть хочешь? Поехали в ресторан, мы тебя накормим". Я сумел отказаться. Распрощались. Через минуту возвращаются. Главный выскакивает из машины. "Слушай, братан! У нас кореш на поселении сидит. Тут недалеко. Поехали, ты ему споешь". Пришлось садиться, давать крюк сто километров. Петь "корешу". Он прослушал. Хватается за мобильник, набирает номер жены и говорит: “Таня, сейчас тебе петь будут”. Пришлось в сотовый петь. С тех пор я окончательно убедился, что в любом человеке есть что-то светлое и доброе…

Дом на своем гектаре, свое родовое поместье я строить только еще начинаю. Сметы, планировка, покупка материалов. В процессе родилась песня "Я построил дом".

"Я построил дом на родной земле. И однажды в нем счастье поселится. Зацветет весной белая сирень, сбудется все то, что пока лишь снится. Птицы прилетят и совьют гнездо. Пусть у нас в саду будем им светло."…

Тут верят в силу слова. В материальность мысли. Тот же Алесь рассказал, как замыслил однажды стать таким человеком, чтобы его возили на машине, а он бы смотрел в окно и любовался природой. Вот такой вдруг образ жизни ему пригрезился. Тогда он был еще вполне городским человеком и искал работу. Совершенно отчаялся. Наконец, предложили должность в фирме. Прошел все тесты. Приняли. И что же? Оказалось, что это работа торгового администратора. Нужно ездить на машине по торговым точкам области и принимать заказы. Все сошлось: его возили, а он любовался природой. Это было сказано так, к слову о том, что мысль — материальна. И зал согласно загудел в ответ.

Здесь мечтать не вредно. Мечтателей здесь ценят. И когда им говорят: эй, мечтатели, спуститесь-ка на землю, — то они отвечают: мы давно спустились на землю, на свой гектар в своем поместье, но в мечтах забрались еще выше, под самые облака.

Тут мыслят не в эсэнгэшных, а в славянских границах. Не маршрутами, а караванами. Разъезжаются по Сибири и по Украине. В Украине будут находиться двадцать шесть недель — по количеству незалежных областей. "Земля моя, вставай!" Так будет называться. Ведущий спрашивает, правильно ли произносит по-украински. Из зала поправляют. Есть знатоки мовы.

Есть мастера старинных, забытых музыкальных инструментов, если можно так называть длинную трубку, внутри которой пересыпаются мелкие камушки, и она звучит, как серебряный дождь. Завораживает. Шумовая музыка называется. Первооснова нотной и основа рок. Дождь шумит в трубочке, а "музыкант" поет: "Зоренька моя светлая да по небу разливается…" И оказывается, больше ничего не требуется для игры воображения. Остальное зависит, что у кого на душе.

Этот с трубочкой был народный педагог. И он рассказал о школе нового типа, которая действует в одном из поселений. О том, как можно качественно образовывать детей в родовых поместьях, если даже они находятся очень далеко от традиционных учебных заведений. Классы в этой школе разновозрастные. Звонков с урока и на урок нет. Нет делений на урок и перемены. Дети не сидят за партой по сорок пять минут. Система оценок тоже отменена. Но уровень знаний таков, что четвероклассники проходят программу восьмого класса.

Звучит объявление: "Палата ремесел города Жуковский начала свои занятия. Ждем вас с детьми. Там мы учимся делать традиционные русские куклы, игрушки из натуральных материалов. За столиком в конце зала — выставка Жуковской палаты ремесел. Подходите. Смотрите".

Сообщается далее, что любимца публики Алеся ждут в Тверской области в экологическом поселении "Терема". Там он проведет несколько вечеров. И опять — песни…

Московская морозная полночь сияет огнями. Следующее за ней утро — сверкает снегом химической белизны в предместье Переславль-Залесского. Барды возвращаются в свои поместья. Навещают соседей по экологическим поселениям. Везут в иномарке и меня, показывают, рассказывают. Тут большую роль играют женщины. Они деловиты и домовиты. На них держатся поселения. У одной такой моей спутницы в голове — вся история экопоселений. Она восторгается главой местной сельской администрации Александром Федькиным.

— Пять лет назад мы приехали к нему и предложили выкупить паи для поселений. Он сначала не поверил, что мы хотим освоить брошенные земли. Жить здесь постоянно, детей рожать и воспитывать. А когда поверил, то все сделал для того, чтобы быстрей оформить документы, сам ездил в Ярославль, в земельный комитет, хлопотал. Его можно понять. Людей в деревнях не осталось, все вымирает и рушится. А тут — молодые, здоровые, непьющие валом валят. Такой отзывчивый попался администратор. Не то что во Владимирской области. Там у власти люди равнодушные или враждебные.

Помню, как первый раз приехала сюда, на место будущего поселения. Лето, жарко. Все пошли к реке, а я — к местным мужчинам, они сидели на лужке, выпивали. Порядок знаю. Приехали какие-то чужие, бродят, а не здороваются — это сельчанами осуждается. Поздоровалась, подсела к ним, разговорились. Спрашивают, чем угостить. "А огурцы у вас есть?" У матери, говорит один, есть, в подполе полно. Никто не ест. Ну, говорю, неси. Куплю банку за сто пятьдесят. Он руками замахал. Только за полтинник соглашается. Торг совершили. Сидим дальше, разговариваем. У него оказались семь "лишних" гектар земли по паям. Покупаю! Да у нас срубы недорогие. Вот и хорошо! Нам дома поставите! А то тут от безделья дурью маетесь. Они сразу телефоны дали, просили звонить. Видно, что соскучились по настоящей работе. Потом они нам очень помогли.

Самое важное в деревне, когда приезжаешь, поздороваться с местными. Я сама деревенская, знаю. Родом из Владимирской области. Родная деревня до сих пор снится. Туда меня и тянуло поселиться. Но получилось немного в стороне. Ничего. Думаю, что если бы точно на родине поселилась, то уже не нашла бы того, что встает перед глазами в воспоминаниях. А на новом месте, в экопоселении столько новых знакомых, друзей нашлось. Все стали как родные. И все деятельные, полны сил. А в традиционной деревне — одни старики доживают. Родство — понятие такое, что может быть и не кровным, а очень крепким, теплым. Старший брат у меня живет в одной из южных областей, сестра во Владимирской области. Когда приезжаю к ним, то испытываю, конечно, самые теплые чувства. Ну а в ежедневном общении рядом со мной совсем другие люди, близкие по духу.

А к родственникам приедешь — песни не те, книги не те. Посылаю им нашу литературу, записи наших песен, фильмы про нашу жизнь. Просвещаю. И вот муж одной знакомой там на родине так увлекся книгами про Анастасию, что тоже загорелся идеей родового поместья. К нему еще около пяти человек прибилось. Вот какая сила у слова. Люди становятся активными. А то ведь так жаль — столько земли пропадает. Я из детства помню — какие были сады! Теперь все в запустении. По дороге на Суздаль еще остался один такой огромный сад. Хоть бы кто выкупил его или в аренду взял. Туда вся Владимирская область ездит собирать бесплатные яблоки. Я тоже езжу, заготовки делаю. Сад сто двадцать гектаров. Никто за ним не ухаживает, а он все плодоносит. Мечтаю есть яблоки с родной земли. Не хочу, чтобы привозными торговали, в которых даже червяки не живут. Зачем они нам, когда своих может быть полно. Виноград, алычу, вишню, черешню, персики на местном подвое можно выращивать — по своему опыту говорю. Винограда шесть кустов посадила и — все прижились.

Надо сказать, что у меня есть хорошая дача в ближнем Подмосковье. Но я ее совсем забросила. Мне нужен простор, свобода, чем больше гектаров, тем лучше. В поселении жизнь не сравнишь с дачной. Это как в другой стране. Атмосфера совсем другая. Никаких высоких заборов. Никакой "крутизны" и чинодральства. Все свои, все друзья. А там — вторая Москва. Одноэтажная. Но со всеми ее остальными "прелестями". Теперь мне кажется, что там даже плоды невкусные какие-то стали. Нет, я теперь буду осваивать просторы. Мне одного гектара теперь мало. Я вкус к большим пространствам почувствовала. Много земли не бывает. Лишь бы власти не мешали. Вот в Белгороде, говорят, сам губернатор идет во главе движения за родовые поместья. У них там вроде бы и местный закон принят об экопоселениях. Молодцы!

А у нас, во владимирских поселениях, местные власти в большинстве своем и сами ничего не делают, и нам всяческие палки в колеса вставляют. Поля зарастают, а им все равно. Мы люди настойчивые. Покоя им не даем. Так они то в больницу от нас спрячутся, то еще что-нибудь придумают.

Вот, смотрите, подъезжаем к "Благодати". Люди здесь первую зиму провели в вагончиках. На следующую уже построились. На третий год уже первые дети стали рождаться. Теперь все вокруг цветет. Жаль, что зимой едем. Ну, да и летом сюда от Москвы — два часа. Побывайте обязательно. Много молодых. Есть и пожилые. В Москве пенсионеры многие тунеядствуют. А здесь на пожилых любо-дорого посмотреть. Они и проживут на пенсии вдвое больше московских. И кусок земли родной детям оставят. А то ведь на нее много разных желающих…

Снег горной чистоты, сухой, сыпучий по-цыплячьи пищит под ногами. Мы гуськом движемся по холмистым полям. Одолеваем долгие зимние гектары, запарились. Нежданно грохочем на крыльце деревянного терема коренной поселенки. Она тут уже пять лет. Дом срублен из полуаршинных (тридцать сантиметров в диаметре) желтых, молодых бревен. В советских деревнях никто уже не плетет таких венцов. Все из бруса, на гвоздях. Былинный дом. А на козырьке крыльца — изделие космической отрасли. Солнечная батарея — панно из сотен зеркал величиной с оконную раму. От нее провода тянутся в сени и далее — в жилище. Ведут нас в печное, краснокирпичное тепло и уют экологически чистого жилища. Во времена обживания использовали здесь керосиновые лампы. Но как только обзавелись солнечными батареями — духу от них не осталось в прямом смысле. Керосином пропахли было все комнаты. Не для того из города уезжали.

Провода от солнечной батареи ведут к большому автомобильному аккумулятору. От него — по лампочкам. Даже долгими зимними вечерами здесь не страдают без телевизора, хотя если кому приспичит, то и на двенадцати вольтах запустят ящичек. Здесь на досуге ходят в гости, или живут своей душой, глухим пространством ночи, звездами и ветрами за окном. Такая жизнь на первых порах дается нелегко. Но зато потом — человеком становишься, частицей вселенской. В городских потрясениях от рождения до смерти таким не бывать, так и уходят люди, не пережив главного на Земле.

Конечно, и свечи используют. Чего же лишний раз аккумулятор сажать. Стоят огарочки в подсвечничках.

Зайцы, лисы прямо под окном петли вьют. А лыжи охотничьи не в чести. Тяжелые они. И на обычных до гостей добредешь без проблем. А в магазин сгоняет бравый поселянин на УАЗе, переоборудованном в небольшой тракторок.

Держали сначала в "Благодати" три лошади. Потом одну. А теперь и вовсе безлошадные. Не прижились лошадки. Без них неплохо обходятся. Может быть, еще их время не пришло.

Зимой округа далеко видна. На километры. Тем более, что стоим мы на самом высоком месте. И вокруг нас — холмы, холмы. И на каждой высотке — дом. Какое-то чудо. Все застолблено, словно во времена золотой лихорадки. Все схвачено.

А рядом, за рекой — останки когда-то большой, старинной деревни. Мумии — домики зеленые, в три оконца и с одинаковыми крохотными балкончиками под коньком. Все как есть пустые. Я их более двух десятков насчитал. А было, говорят, раза в три больше. Село было с церковью. Приход. Где теперь это все? А вот где, рядом. В другом, следующем воплощении. Потомки коренных жителей, пускай и косвенные, вернулись на эту землю. Только они теперь и не барские, и не черносошные, и не удельные, и не отрубные, и не колхозные, и не совхозные, а родовые-поместные, земляные люди нового времени и с новыми песнями.

Александр Лысков

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/07/694/61.html
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailПосетить сайт автора
Святослав Стеценко
администратор
администратор

Зарегистрирован: 20.04.2006
Сообщения: 1624
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailПосетить сайт автора
Святослав Стеценко
администратор
администратор

Зарегистрирован: 20.04.2006
Сообщения: 1624
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
Обсуждения по даной информации пока нет.
Вы можете открыть тему по этому вопросу в разделе "Обсуждаем различную информацию из СМИ и публикаций в интернете"

Все материалы из СМИ в хронологическом порядке здесь.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailПосетить сайт автора
Газета "Завтра": В НАПРАВЛЕНИИ ПЕНИЯ (07.03.2007)
 Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете добавлять приложения в этом форуме
Вы не можете скачивать файлы в этом форуме
Часовой пояс: GMT + 3  
Страница 1 из 1